Муниципальное учреждение культуры Лого Центральной публичной библиотеки Новоуральска Публичная библиотека Новоуральского городского округа
Страницы читателей
Страницы библиотекарей
Страницы библиотекарей / Главная / Профессиональные встречи / ТРЕТИЙ ВСЕРОССИЙСКИЙ ЛАГЕРЬ СЕЛЬСКИХ БИБЛИОТЕКАРЕЙ / Сурнина В.В. МИССИЯ И ФУНКЦИИ СОВРЕМЕННОЙ СЕЛЬСКОЙ БИБЛИОТЕКИ: ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ


ТРЕТИЙ ВСЕРОССИЙСКИЙ ЛАГЕРЬ СЕЛЬСКИХ БИБЛИОТЕКАРЕЙ

КРУГЛЫЙ СТОЛ
«ИНФОРМАЦИОННЫЕ УСЛУГИ И ПРОДУКТЫ СОВРЕМЕННОЙ СЕЛЬСКОЙ БИБЛИОТЕКИ»


Сурнина Виктория Владимировна,
главный специалист Управления культуры
ГО Верхняя Пышма, Свердловская область


МИССИЯ И ФУНКЦИИ СОВРЕМЕННОЙ СЕЛЬСКОЙ БИБЛИОТЕКИ:
ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ

Какое популярное слов «миссия»! Как часто мы стали его слышать в разных контекстах... Радует, что оно больше никого не пугает, и даже если мы точно не можем передать, что же оно значит, в рамках этого понятия мы все равно ориентируемся: знать свою миссию — значит, знать, ЗАЧЕМ мы? 
Библиотеки, входя в перечень единиц учреждений культуры, отвечают отчасти общим задачам таких учреждений.
Учреждения культуры — это организации культуры, созданные для выполнения определенной культурной миссии. К примеру, формирование библиотечных фондов и информационное обслуживание населения, сохранение и публичная демонстрация музейных коллекций, постановка произведений театрального искусства и показ их зрителям, составляют в настоящее время основу отрасли культуры, которая зафиксирована в их уставных документах.
Миссия учреждений культуры определяется стратегическими интересами общества в области культуры, культурной политики государства.
Миссия, по большому счету, — «ядро ценностей». В самостоятельном выборе своего предназначения учреждения могут отличаться друг от друга, даже если они занимаются, на первый взгляд, реализацией близких по содержанию целей. Миссию можно описать как совокупность целей, связанных с ним убеждений, отношений и направлений деятельности, характерных для данного учреждения. Осознанный выбор миссии означает не просто признание и продолжение учреждением благородных традиций, а его принятие в качестве конкретных направлений свой работы.
В миссии коллектив учреждения выражает свое понимание о направлении деятельности, своем «стиле» и культуре, поэтому форма выражения миссии должна быть ясной, доступной как для пользователей услугами учреждения, так и для членов самого коллектива. Ясная, понятная миссия — основа прогнозов на будущее, успех в проектировании последовательности тактических действий.
Философия библиотеки как учреждения определяет ценности, убеждения и принципы, в соответствии с которыми библиотека намеревается осуществлять свою деятельность. Предназначение определяет действия, которые библиотека намеревается осуществлять, и то, какого типа библиотекой она намеревается быть. Философия библиотеки редко меняется. Что касается второй части миссии, то она может меняться в зависимости от глубины возможных изменений в библиотеке и в среде ее функционирования.
В узком понимании миссия — это сформулированное утверждение относительно того, для чего или по какой причине существует библиотека, т.е. миссия понимается как утверждение, раскрывающее смысл существования библиотеки, в котором проявляется отличие данной библиотеки от ей подобных.
Правильно определенная миссия, хотя и имеет всегда общий философский смысл, тем не менее, обязательно несет в себе что-то, что делает ее уникальной в своем роде, характеризующей именно ту библиотеку, в которой она была выработана.
Миссия дает субъектам внешней среды общее представление о том, что из себя представляет библиотека, к чему она стремится, какие средства готова использовать в своей деятельности, какова ее философия и т.п. Кроме того, она способствует формированию или закреплению определенного имиджа библиотеки в представлении субъектов внешней среды.
Миссия способствует единению внутри библиотеки или библиотечного сообщества и созданию корпоративного духа.
Она является базой для установления целей библиотеки, обеспечивает непротиворечивость набора целей, а также помогает выработке стратегии развития библиотеки, устанавливая направленность и допустимые границы функционирования библиотеки, дает общий подход к распределению ресурсов библиотеки и создает базу для оценки их использования.
Миссия расширяет для работника смысл и содержание его деятельности.

Основными группами людей, чьи интересы оказывают влияние на деятельность библиотеки, а, следовательно, должны быть учтены при определении ее предназначения, являются:

  • Учредители библиотеки, создающие, приводящие в действие и развивающие библиотеку для того, чтобы за счет результатов деятельности библиотеки решать свои жизненные проблемы;
  • Сотрудники библиотеки, своим трудом непосредственно обеспечивающие деятельность библиотеки, создание и реализацию продукта и продвижение ресурсов извне, получающие от этой библиотеки компенсацию за свой труд и решающие с помощью этой компенсации свои жизненные проблемы;
  • Пользователи библиотеки, удовлетворяющие с помощью ее продукта свои потребности;
  • Деловые партнеры библиотеки, находящиеся с ней в формальных и неформальных деловых отношениях, оказывающие библиотеке коммерческие и некоммерческие услуги и получающие оплату своих услуг или же аналогичные услуги со стороны библиотеки;
  • Местное сообщество, находящееся с библиотекой во взаимодействии, имеющем многогранное содержание, связанном в первую очередь с формированием социальной и экологической сред обитания библиотеки (в нашем случае — образовательной, социальной и информационной сред);
    Общество в целом, в первую очередь в лице государственных институтов, взаимодействующее с библиотекой в политической, правовой, экономической и других сферах макроокружения, получающее от библиотеки часть создаваемого ею богатства для обеспечения общественного благополучия и развития, плодами которого наряду с другими членами общества пользуется и библиотека.

Миссия библиотеки в большей или меньшей мере должна отражать интересы всех шести вышеназванных субъектов. Степень проявления в миссии интересов каждого из них принципиально зависит от того, какие размеры имеет библиотека, в каком она ведомстве, где расположена и т.д.
Наиболее устойчивое и специфичное влияние на миссию организации, независимо от того, что из себя представляет библиотека, оказывают интересы учредителей, сотрудников и пользователей. Поэтому миссия должна быть сформулирована таким образом, чтобы в ней обязательно находило проявление сочетание интересов этих трех групп людей.

Факторы выработки миссии:

Миссия должна вырабатываться с учетом следующих факторов:

  1. история библиотеки, в процессе которой вырабатывалась философия библиотеки как организации, формировался ее профиль и стиль деятельности и т.п.
  2. существующий стиль поведения и способ действия учредителей и управленческого персонала;
  3. состояние среды обитания библиотеки;
  4. ресурсы, которые она может привести в действие для достижения своих целей;
  5. отличительные особенности, которыми обладает библиотека.

Хорошо сформулированная миссия проясняет то, чем является библиотека и какой она стремится быть, а также показывает отличие библиотеки от других, ей подобных. Для этого в сопровождающей миссию ее расшифровке должны быть отражены:

  • целевые ориентиры библиотеки, отражающие то, на решение каких задач нацелена деятельность данной библиотеки, и то, к чему стремится библиотека в своей деятельности в долгосрочной перспективе;
  • сфера деятельности библиотеки, отражающая, какой информационный продукт и какие услуги предлагает библиотека и кто является реальным и потенциальным пользователем услуг и продуктов;
  • философия библиотеки, находящая проявление в тех ценностях и верованиях, которые приняты в организации;
  • возможности способы осуществления деятельности, отражающие возможности, силу библиотеки, технологию и формы и методы работы.

Кроме того, при формулировании миссии важным является изложение имиджа библиотеки.
Миссия не должна нести в себе конкретные указания относительно того, что, как и в какие сроки следует делать — для этого существует план работы. Другое дело, что план работы должен ориентироваться на миссию. Миссия задает основные направления движения и отношение библиотеки к явлениям и процессам, протекающим внутри и вне ее. 
Очень важно, чтобы миссия была сформулирована предельно ясно, чтобы она была понятна всем субъектам, взаимодействующим с библиотекой, а не только библиотекарям. При этом миссия не должна допускать множественного толкования, но в то же время оставляла простор для творческого и гибкого развития библиотеки.
Формой выражения миссии, как правило, является устав библиотеки или другой аналогичный документ, в котором руководство определяет цели деятельности.
Пример миссии библиотеки, входящей в состав учебного заведения: «Поддержка всех научных и образовательных программ университета».

Но это — теория... А мы попытаемся вернуться на землю и определить, что такое «миссия» для сельской библиотеки, нужно ли определять ее? Какое практическое значение может иметь четкое представление о цели деятельности библиотеки?
Городской округ Верхняя Пышма в Свердловской области — небольшой по сравнению с другими районами. И население всего-то — 70,3 тысячи, из них 68 живет в городе. Мы — город спутник Екатеринбурга, границы между нашими городами совпадают. Там, где начинается один, заканчивается другой. В этом наши плюсы и наши минусы.
В городе работает Централизованная библиотечная система со своими филиалами. В городе давно определились с миссиями городских библиотек: суть работы их не повторяется, есть учреждения, видящие свое предназначение в качестве Центра национальных литератур, есть — специализированная детская библиотека... Это, конечно, не значит, что в Центре только книги национальные, нет, конечно, но при стратегическим планировании мы всегда исходим из того, что специфика этого учреждения — именно такая, а т.к. город очень многонациональный, то и на Центр давно возложены задачи именно Центра, в котором сосредоточены знания и культура разных национальностей, он — ядро для встреч диаспор, координатор национальных проектов и др.
А что происходит в наших селах и деревнях? Сеть сельских библиотек покрывает территорию городского округа достаточно полно: библиотеки есть в каждом более — менее крупном населенном пункте. К сожалению, в последние годы, как и в других территориях, сеть культурно-досуговых учреждений претерпела серьезные изменения в сторону сокращения их количества. Поэтому в городском округе стала активно развиваться сеть учреждений, статус которых определен как «сельский клуб — библиотека». Но этом опыте и миссии таких учреждений хотелось бы остановиться подробнее.
В сельском населенном пункте школа и клуб, пожалуй, были и остаются центром культурной жизни. Закрывается школа — считайте, что закрывается село: сюда вряд ли вернется молодежь, вряд ли поедут специалисты. С закрытием клуба ситуация, может быть, проще, но становится ли она от этого менее значимой? И здесь положение спасают клубы — библиотеки. И сразу меняется миссия такого учреждения: уже недостаточно быть образовательным центром, обеспечивающим наиболее полное право пользователей на информацию, нужно быть центром досуга на селе. А это включает в себя целый спектр работы, которую ранее библиотека могла и не выполнять: это и организация интересных и полезных форм досуга; приобщение к досуговой деятельности детей и подростков, вовлечение их в клубы по интересам, дискуссионные и культурно-просветительские мероприятия; нравственно-эстетическое просвещение населения; привлечение всех информационных ресурсов в помощь формированию патриотического сознания у подрастающего поколения; краеведческая работа в помощь образованию, воспитание бережного отношения к природе у населения; активизация информационной работы по профилактике асоциальных явлений; содействие развитию культуры молодежного творчества, утверждению приоритета семейных ценностей. Вместе с этим и о традиционной «библиотечной» работе забывать не следует.
Да, становление такой формы работы зачастую идет не просто. В некоторых случаях нам пришлось подкрепить кадры ранее существовавшей библиотеки организаторами досуга, обучить библиотекарей новым направлениям работы. Нужно отметить: библиотекари в большинстве своем оказались гибкими, готовыми к новым изменениям в работе. А ведь традиционное представление о библиотеке как о месте тихом, располагающем к размышлению, до сих пор традиционно... А в наши клубы — библиотеки пришли люди за песней, танцами, занятиями в коллективах самодеятельного творчества, пришли в клубы общения, на массовые сельские праздники. Библиотекари вышли на улицы и стали проводить Масленицы и народные гуляния, фестивали и смотры. Потеряло ли село от того, что закрылся клуб? Отчасти, да. Условия наших клубов — библиотек не позволяют проводить некоторые формы молодежных программ, не всегда мы можем быть открыты до позднего вечера, как того хотелось бы населению, но большинство вопросов такого плана решается, и сельские клубы — библиотеки заняли свою нишу.
Из всех клубов — библиотек, работающих в округе, хотелось бы отметить работу Балтымского сельского клуба — библиотеки, которую возглавляет специалист уникальный — Галина Александровна Балина. Ее учреждение расположилось после закрытия крупного спортивно-досугового центра в здании администрации, на набережной речки Балтымки. 2 этаж здания отдан в распоряжение клуба — библиотеки. С первого взгляда, обычная библиотека, ничего особенного. Стеллажи с книгами, столы для читателей... Но все меняется во время проведения мероприятий: сотрудники учреждения превращаются в сказочных героев и гостеприимных хозяек, радующихся любому гостю. А загляните в подсобные помещения: тут и костюмы, и реквизит, собранный сами же сотрудниками. Казалось бы, можно избрать и более спокойный режим работы. Но Галина Балина, в прошлом году, кстати, завоевавшая все призы зрительских симпатий в Шепси, не успокаивается на достигнутом: растет количество экспонатов в «самодеятельном» музее: самовары и утюги, прялки и горшки помогают библиотеке работать по им же разработанной программе «Земляки». А горят глаза у наших специалистов не в день зарплаты, а в день, когда из земли соседнего огорода выкопали штык от винтовки времен Гражданской войны. Вот и появилась еще одна тема для программы: Гражданская война на территории села. Скажете, ничего особенного? А для нас особенное: вот вам и миссия сельской библиотеки. Такая библиотека становится ВСЕМ в селе: и информационным центром в самом широком смысле этого слова, и культурно-досуговым центром, и центром общения... И чем активнее работает клуб — библиотека, тем активнее становятся жители, тем реже вызывает сомнения сам факт существования такой формы работы культурно-досугового учреждения.
Сельские библиотеки, работающие в селах и поселках, где, кроме них, функционируют и учреждения культуры клубного типа, работают в более традиционном ключе. Но всегда — в тесном контакте с клубом. Они вместе придумывают и проводят мероприятия, потому что каждый пользователь услуг клуба — реальный или потенциальный читатель.

А теперь вернемся к тому, с чего начали: с возвышенного... Но имеющего к сельской библиотеке самое прямое отношение, потому что именно на селе, не пораженном так явно и бесперспективно информационными технологиями, еще остались рыцари чтения...
Однажды, не так давно, собираясь в дорогу, я запасалась «легкой», как я сама ее для себя определяю, литературой — для отдыха голове покупала женские романы, желательно, юмористические с претензией на детектив. С одной из полок я сняла незнакомого автора — Елену Лобанову. «Из жизни читательницы». Ничего не буду говорить о содержании, на вкус и цвет... Но позволю себе отнять ваше внимание на некий отрывок, ради которого эту книгу можно и нужно было прочитать. Суть события — школьный библиотекарь, неустроенная личная жизнь, дома — мама и папа, которые мечтают пристроить дочь в надежные руки, а дочери уже 42... И однажды она вспоминает, как уехала из города ее единственная подруга и она осталась одна. Подруга быстро перестала писать, одиночество усилилось. И тогда героиня нашла свой путь. Далее — по тексту:

«Этот путь назывался — БИБЛИОТЕКА.
Между прочим, эта библиотека и сейчас на месте. Правда, я там не была лет тридцать — наша школа относится к другому микрорайону, и наши классы ходят на лекции и беседы в новое здание Центральной детской библиотеки. И между прочим, многие наши семиклассники весьма быстро и уверенно находят и заказывают книги по какому-то там компьютерному каталогу.
Неужто навсегда ушло то время, когда поиск книги был делом случая, интуиции и везения? И теперь уже никто не прирастает к книжным полкам, трепетно ощупывая один потертый корешок за другим? Никто не застывает на месте, раскрыв на середине незнакомый том и начисто выкинув из памяти классный час с политинформацией в двенадцать тридцать пять? И никто не вздрагивает от оклика библиотекарши: „На три художественные книги — одна познавательная!“?
Подсмотреть бы одним глазком: где-то сейчас НАШИ? Понятно, ТОГДА нам и в голову не приходило знакомиться; общались с книгами, и этого казалось достаточно. Но всё-таки где же теперь та толстенькая девчонка в вечной длинной юбке? Где два брата-крепыша — младший покорно держал стопку книг, пока старший выбирал на двоих?
Но не те, не те, что приобрели ныне библиотеку всемирной литературы в количестве двухсот томов и втиснули ее в шкаф-модерн между сервантом и баром!
Наши — это те, что и до сих пор по дороге на рынок, или в поликлинику, или в гости вдруг, странно дернувшись всем корпусом, прирастают к невесть откуда взявшемуся хиленькому книжному прилавку, а то и колченогой раскладушке рядом в узенькой серой улочке и, вытянув шеи, жадно блуждают глазами по именам и названиям, по обложкам толстым и тонким, новеньким и потертым, матовым, блестящим, однотонным, пестрым, с изображениями женских лиц, размытых фигур, контуров окон, гор, взрывов, образцов стрелкового оружия и космических кораблей.
И вот книга уже в руках, и пальцы торопливо листают страницы, и глаза в нетерпении ищут, — но, однако, чего? Что за синяя птица машет им крылом из-за нагромождения черных знаков?!
Читателя можно легко узнать по оторопелому взгляду только что проснувшегося человека, которым он время от времени обводит окружающий мир, будь то очередь к участковому терапевту, разъяренная утренняя толпа на остановке или пятиминутная „летучка“ на работе. Причем книга в его руках — деталь вовсе не обязательная. Ибо встреча с настоящей КНИГОЙ в его жизни — праздник, ради которого он способен опоздать на совещание и пренебречь часами врачебного приема.
Однако что же остается бедняге делать во все оставшееся время?
То же, что делает каждый влюбленный в разлуке: мечтать. Вспоминать заветные изречения любимого автора. Выписывать в истертый коричневый блокнот глубочайшие мысли и реплики-откровения. Заново переживать внезапные повороты событий. Быть может, мысленно спорить с автором, перестраивая сюжет по своему усмотрению...
...Тайную и щемящую нежность испытываю я ко всем этим старушонкам в очочках, углубившимся в страницу с таким поглощенным вниманием и с такими сжатыми в узенькую щель губами, точно они проверяют финансовый отчет на многие тысячи (как раз именно они, такие вот бабульки, все еще регулярно ходят в библиотеки и не ленятся посылать в газеты гневные письма о бескультурной молодежи!); к облысевшим и полинявшим интеллигентам-шестидесятникам, бережно стиснувшим под мышкой выпрошенный у знакомых на два дня номер „Юности“ или „Нового мира“; к школьнику-вундеркинду, с хладнокровием завсегдатая неевклидовых пространств раскрывающему первый том Кастанеды.
В сущности, все влюбленные в печатные знаки, думается мне, соединены невидимыми родственными узами. Однако груз глупых условностей и привычка к молчаливому созерцанию — ибо кто есть читатель, если не молчаливый созерцатель? — мешают им обрести друг друга, обрести друга...
Вот почему в минуты грусти я ищу утешения в излюбленной до привычности мечте. Мне представляются холод, дождь, ненастье; быть может, вечер; быть может, чужой город. Но постучись я хоть среди ночи (думается мне) в окно к незнакомому, однако глубоко родственному по духу читателю (быть может, это окажется ботаник-студент в толстых очках; быть может, язвительная дама средних лет), произнеси волшебный пароль: „Пожалуй, Кортасара стоит читать скорее днем, вы не находите?“ — и ответом мне будут широкая, радостно-узнающая улыбка и заветный отзыв: „Да, бесспорно, ночью как-то лучше идет Ричард Бах“. После, чего уютно скрипнет старенькая дверь, и передо мной откроется милое сердцу всякого читателя пристанище — уголок продавленного дивана с бахромой от кошачьих когтей, в светлом круге под неустойчивым, как миг счастья, торшером...»


Мне думается, что если наши библиотеки работают уже для того, чтобы такие девчонки и мальчишки, не нашедшие себя среди сверстников, ищущие своих героев на книжных полках, а такие ребята обязательно вырастают в порядочных как минимум людей, — даже ради этого стоит жить и работать. Чем не миссия? Что может быть важнее?



 

 наверх

Ищите на сайте:


Профессиональные встречи
ТРЕТИЙ ВСЕРОССИЙСКИЙ ЛАГЕРЬ
СЕЛЬСКИХ БИБЛИОТЕКАРЕЙ
(15-20 сентября 2008 года)
В Центральной публичной библиотеке г. Новоуральска
Полезные ресурсы


Редкое издание энциклопедии по истории Российской империи наложенным платежом, книги on-line, книги PDF.


© Разработка и поддержка — студия Виталия Комарова «Vitart»